Будни подразделения “Окец”

d0b1d183d0b4d0bdd0b8-d0bfd0bed0b4d180d0b0d0b7d0b4d0b5d0bbd0b5d0bdd0b8d18f-d0bed0bad0b5d186

Баско немного беспокоился. Это место он знает – и как и все боевые собаки подразделения кинологов “Окец” – недолюбливает. Сегодня по плану – зубоврачебный кабинет. Несколько минут после укола наркоза у пса грустнеют глаза. Оператор его успокаивает – насколько может. Пес еще сопротивляется наркозу. Следующий этап интубация – собаку усыпляют окончательно с помощью анестетического газа.

“Это боевая собака из группы преследования, он натаскан преследовать по следам и, в конце концов, нападать на человека, по следу которого его пустили. Сейчас мы проводим ему чистку камня”, – объясняет врач-ветеринар, майор Илан Франко.

Таль, ассистент ветеринара работает аккуратно. Сначала надо снять грубый налет, потом провести обработку бормашиной, потом отполировать и провести полную дезинфекцию десен. У некоторых собак – как и у людей – есть склонность к проблемам с деснами, и иногда это может привести даже к потере нюха. В какой-то момент Илан сам принимается за работу.

“Есть очень спокойные собаки – и это самые лучшие клиенты. А есть собаки, которые боятся сюда нос сунуть – дикий страх, стресс. И тогда каждое прикосновение к псу -это мини-война, продолжает объяснение Илан Франко. – Мы, ветеринары, с их точки зрения, самые страшные люди, мы их дергаем, колем, давим на какие-то места, и часто собаки на нас срывают свою агрессию. Вне клиники – милейшие псы, внутри – могут быть очень агрессивными и даже опасными”.

Пока Баско спит под наркозом в клинике, Лиор, оператор, выводит Исту – натасканную на поиск взрывчатки – на полосу препятствий. Пятилетняя Иста, побывавшая в разных боевых передрягах, резвится как щенок. С годами между оператором и его псом налаживается особенное взаимопонимание.

“В конце концов ты проводишь с собакой очень много времени – и учения, и операции. И ты учишься понимать поведение пса, знаешь, когда радуется, когда грустит, когда болен, – рассказывает Лиор. – Ты на собаку можешь полностью положиться, она – с твоей точки зрения – становится частью боевой группы, еще один сослуживец, товарищ по оружию, ты уже не относишься к ней просто как к собаке”.

При этом операторы осознают и горькую реальность. За годы интифады и войн подразделение потеряло много четвероногих бойцов.

– Но когда ты ее посылаешь в бой – ты не боишься, что она пострадает? И что тебе придется эвакуировать ее в клинику?
– Всегда опасаешься, что это может произойти, мысль сидит в мозгу. Но, в конце концов, ты это делаешь ради ребят в подразделении, ради армии. Давай скажем так: лучше чтобы, не дай бог, конечно, чтобы с собакой что-то случилось и она пострадала, чем солдат.

А в клинике доктор Илан с ассистентом продолжали вдумчиво и не торопясь приводить десны Баско в порядок. Очереди нетерпеливых клиентов здесь нет. Вообще же в клинике военные ветеринары проводят и экстренные операции

“Собаки с пулевыми ранами к нам почти не попадают, потому что их шансы дотянуть до клиники ничтожно малы. Пес, который нарвался на пулю, обычно умирает сразу – на нем же нет бронежилета. Те, кто выживают – после легких ранений, в мышцу или в лапы – счастливчики”, – говорит Илан Франко.

Подошло время общего осмотра. Доктор Илан начал прием всех желающих, без предварительной записи. Кого-то взвешивают, кому-то прописывают диету. А Идана с псом Акселем послали на тренажеры. Размяться. В клинике говорят, что собаки обожают свой спортзал.

Быстрее. Еще быстрее. Пробежка – два километра. Лиор с Истой в это время заканчивают полосу препятствий. Баско ложится на амбулаторное наблюдение после наркоза. Как люди. Как обычные бойцы, которых в подразделении не только ценят и но и искренне любят…

Комментарии закрыты.