О «слишкой хорошей погоде» и советах Роспотребнадзора

d0be-d181d0bbd0b8d188d0bad0bed0b9-d185d0bed180d0bed188d0b5d0b9-d0bfd0bed0b3d0bed0b4d0b5-d0b8-d181d0bed0b2d0b5d182d0b0d185-d180

В город пришла аномальная жара. Шла долго, из Средней Азии, и будет теперь бить температурные рекорды. Москва накрылась тюбетейкой («всю неделю в регионе будет господствовать антициклон, купол которого вырастет до 5,5 км»), и остается нам одно — мучительно переживать слишком хорошую погоду.

Уже появились первые «отклики на жару» — и они прекрасны. Две девицы, не сговариваясь между собой, описали, как тяжело на переднем сиденье машины, изворачиваясь змеею, натягивать колготки. И никакого порока — просто в офисе дресс-код, а на улице жарко; и вот, перед тем как войти в слишком требовательные двери (но зато хоть под кондиционер), приходится доодеваться. Еще одна барышня написала нежное: «Жара заставляет меньше краситься, наступают трогательные дни, когда я похожа на 15-летнюю девочку». Милая! А на вконтактовской странице «Вселенское зло» (такие страницы заводят настоящие 15-летние девочки) был вывешен новый статус: «В такую жару моя страна еще больше напоминает мне аддд». В общем, такой шум, бормотанье, городское многоголосье — и уже есть драматические сюжеты. Жара только начинается, ничего еще, слава Богу, особо не горит, город еще не в дыму, так что нет гражданственного драматизма 2010-го. Но сильные детали уже имеются — меня, например, потряс рассказ об обгоревшем сфинксе. Сфинкс донской — то есть голый кот, без шерсти и в складочку. Привык сидеть на окне и до смерти одним своим видом пугать голубей. И вот вчера досиделся — обгорел, получил солнечный удар, свалился с подоконника и ударился о батарею. Возили котика к ветеринару, а потом мазали простоквашей. В общем, действительно подступают тяжелые дни.

Каждая перемена погоды, как известно, является поводом для разговора, и тон этого разговора всегда неизменен. Всякий раз в начале зимы, когда начинает идти снег, тон такой: как будто для городских служб новость, что должен пойти снег! А летом, когда наступает жара, горожане получают порцию советов — что в жару нужно делать, а чего делать не нужно. Таким образом, если пробавляться лютой банальщиной, то нельзя не заметить, что столичные погоды всякий раз активируют знакомые вопросы: зимой все обсуждают, кто виноват, а летом — что делать. Ну и что делать-то?

Первую порцию рекомендаций мы уже получили— от Геннадия Григорьевича Онищенко, руководителя Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека. Благополучия человека — прелесть какая; иногда в названиях чиновных должностей брезжит высота.

В общем, Геннадий Григорьевич посоветовал москвичам приезжать на работу по холодку, к шести утра (заодно и в пустом вагоне метро проехаться), а мужчинам обратить внимание на свой внешний вид, ибо «пятнистые штанишки ниже колен» плохо сочетаются с «пивным животиком». А то «как-то наши мужчины резко поддались влиянию» и ходят в таком виде даже «по Кремлевской площади».Впрочем, это так, из эстетических соображений было сказано, ибо тотчас г-н Онищенко заметил что-то вроде того, что как бы россиянин не одевался, главное, чтобы не перегревался. Да, детям и пенсионерам неплохо бы посидеть дома, и еще Геннадий Григорьевич призвал россиян к пищевому патриотизму и высокой сознательности.

Оттого, что суши и гамбургеры — зло. И зло скоропортящееся.

Господину Онищенко свойственна морозная свежесть всякого высказывания, он вообще одним из первых в чиновной среде последнего призыва начал выдавать артистизмы, так что с его приходом на должность любое заявление подконтрольного ему ведомства приобрело особый шарм. Даже и госслужащие на местах стараются соответствовать — так, в одном из больших поволжских городов захваченным жарою гражданам был дан совет обмахиваться веером. Особенно дамам. Дама с веером — это очень красиво и незаслуженно забыто.

Итак, что нужно делать горожанину, чтобы выжить в условиях адского повышения температуры? Нужно встать ночью, наварить на день кастрюлю борща, запереть в квартире стариков и спиногрызов и пешком, обмахиваясь веером, пойти на работу. Пешком оттого, что метро открывается только в шесть, а к шести мы по идее должны уже в офисные двери ломиться. Если же горожанину выпадет нужда пройти мимо Красной площади, нужно подсмыкнуть пятнистые штаны и втянуть живот — потому что в точке сосредоточия силы ходить абы как невместно. В общем, элегантная картинка — хорошо, что хотя б Роспотребнадзор законы не принимает.

Да, и насчет патриотизма в еде — гамбургер, конечно, не наша еда, но он не скоропортящийся. Все адское зло этого великого бутерброда как раз в том, что он не портится никогда. Недавно в США был найден гамбургер, который пролежал в кармане пиджака 14 лет и ничего с ним не случилось. То есть некий рассеянный пижон купил едовину, засунул вместе с чеком в карман; пиджак больше не надевал — и пожалуйста. Пиджак цел, гамбургер свеж, в шкафу пахнет лавандой.

Такому постоянству можно только позавидовать — и можно мы, несмотря на очередное испытание, выпавшее на нашу долю, не будем всё же патриотами хотя бы в еде? А то народ у нас впечатлительный — вот, вчера новость пришла: в Бахчисарае мужчина убил соседку за то, что она обругала его борщ. Бахчисарай, конечно, украинская вотчина, и соседка пострадала по бытовухе, уж не за идею. Но сам по себе прецедентик заслуживает внимания. А то не хотелось бы, чтобы и за поругание борща и оскорбление чувств борщелюбов можно было схлопотать.

Давайте у нас просто будет жара, а мы ее просто переживем.

Комментарии закрыты.