Ощутил здравоохранение. Был поражён

Так уж повезло мне или не повезло, что случилось мне оказаться с острым аппендицитом в 1 ГКБ. Находясь здесь 3-й день решил написать мини-отчет от том, как нас лечат или калечат — нужное подчеркните сами.

Итак день первый — санпропускник хирургическогго отделения. Время 7 часов утра, народу достаточно много. Осмотр всех поступающих производится в одной смотровой, не смотря ни на половые, ни на иные отличия, хотя во второй смотровой свет погашен и явно слышится легкое похрапывание. Надеюсь, там спят с комфортом осмотренные больные…

Туалет! Туалет заслуживает отдельного внимания — в нем нет умывальника, т.е. если вдруг вам приспичило или не дай бог вырвало — умываться вы будете в компакт-бачке унитаза, крышку которого уже кто-то предусмотрительно снял и пололжил рядом на подоконник. Система смыва работает только от ручного привода, т.е. вам нужно вручную утопить трубку водоприемника и только после этого вода смоет все то, что вы решили оставить местной канализации. Ну вот анализы позади и тебя ведут в так называемую «шоковую» палату, название говорящее и символизирует первое чувство, возникающее при ее посещении. Все больные там находятся в ожидании своей дальнейшей судьбы — либо операционная, либо отделение. Кровати там отдельная песня — их рельеф не описал бы ни один картограф, соответственно и лежание на них вызывает легкий шок со стороны всего организма. Ну вот, наконец-то, подготвка к операции. Происходит она в комнате, название которой я не запомнил — то ли моечная то ли ванная, вообщем что-то связанное с мытьем. Заходишь туда — ложишься голенький на каталку и тебя накрывают простыней, температура в комнате ниже 20 градусов точно, плюс еще так «сифонит» из-под старенького окна, что кажется, что сдует вместе с каталкой. За ширмочкой делали клизму дедушке с непроходимостью кишечника. Так после процедуры, когда он попросил у санитарок клочок туалетной бумаги, их ответ убил меня на том же месте — «нас больница этим не обеспечивает» и подтирайся дедушка ты хоть пальцем, хоть своим исподним — здесь это никого не волнует.

Операция вроде бы прошла успешно, по крайней мере, первым лицом, которое я увидел, оказалась анестезиолог, которая сопроводила меня до палаты и все время следила за тем, как бы я не забыл как дышать. Палата. Ну палата как палата — 5 коек, более-менее ровных и даже с постельным бельем. Уколы, капельницы, наркотический сон после наркоза. Первый день на этом и закончился.

День второй — уже могу самостоятельно передвигаться но делать это дальше туалета побаиваюсь, т. к. достаточно сильно кружится голова, да и живот сильно болит, особенно больно вставать. Туалет в отделении экстренной хирургии — поручней нет, хотя они бы очень пригодились для больних с разрезанными животами, потому как вставать за счет мышечного пресса очень и очень больно. У кроватей в палате поручней тоже нет, а они бы очень пригодились по выше описанным причинам. В половине отделения производится ремонт, переодически мелькают гастарбайтеры, причем последний стук перфоратора раздался в районе 23 часов, видимо, дальше им просто запретили. Кто наш лечаший врач, мы узнали случайно, ближе к вечеру, от зашедшей к нам медсестры. Из людей, заходивших до этого к нам, им оказался один из врачей, который находился в нашей палате ровно пару минут утром, (видимо, заходил с обходом). Вторая ночь прошла как и первая, за исключением того, что перестали давать некоторые обезболивающие уколы и засыпалось несколько сложнее.

Утро третьего дня началось с измерения температуры и моей командировки в соседний корпус больницы для сдачи крови. На посту заявили, что кровь начинают забирать с 7-30 и ты иди пораньше чтобы не стоять в очереди. И вот я как раненный партизан ползу по стеночке в этот корпус. Преодолев пару этажей и переходов и добравшись дотуда, выясняю, что кровь забирать начинают в 8-00, а ты родной можешь здесь в уголочке подождать. Ждать 30 минут у меня не было ни сил ни желания, и я попросил лаборанток прийти в отделение и сделать это в палате, т.к. второй раз идти к ним мне очень затруднительно. Они не отказались — попросили только чтоб я сказал об этом на посту и медсёстры сделали им звоночек. Хорошо. Но на посту медсестра поведала мне, что меня жестоко обманули и никто ко мне не придет, а кровь будет брать процедурная медсестра Наталья Сергеевна (отдельный привет ей и долгих лет жизни). Она сразу отреклась от этой идеи и на мою жалобную просьбу ответила в очень грубой форме со смыслом фразы «А больше мне ничего ТЕБЕ не сделать???!!!» Ну да ладно — пускай это останется на ее совести. Сползал я еще разок и кровь все-таки сдал. Лежать мне здесь еще с недельку, поэтому постараюсь продолжать вести этот дневник.

Отдельное обращение гл. врачу г-ну Данцигеру: вы бывали в ваших отделениях и видели условия в них? Может, вместо того, чтобы ограждать больницу красивыми заборами и ставить статуи на входах, сделать капремонт всей больницы? Или у нас в России главное — пустить пыль в глаза приезжающему высокому начальству внешним лоском, а содержание — кого оно волнует, все равно эти люди сюда никогда не попадут.

Отдельное обращение к Совету народных депутатов г. Новокузнецка: может, проведете народный контроль по больницам нашего города? Побеседуете с больными с глазу на глаз, а не в присутствии кучи медработников, думаю они расскажут вам много интересного.

Если кто то из власть имущих заинтересуется этой проблемой и захочет задать мне пару вопросов, то мои данные есть в редакции.

Спасибо за то, что выслушали все это и искренне желаю вам всем огомного здоровья, чтобы никогда не попадать вам стены данного медучреждения.

Комментарии закрыты.